|||

Казахстанский институт стратегических исследований

при Президенте Республики Казахстан

Послание Президента Республики Казахстан народу Казахстана

Рост благосостояния казахстанцев: повышение доходов и качества жизни

 

Благополучие народа и вхождение Казахстана в число 30 развитых стран мира 

долгосрочная цель нашего независимого государства.

Аномалия или тренд?

Замедление развития мировой экономики – тренд, с которым мы, скорее всего, будем иметь дело в ближайшие десятилетия.

Совсем скоро начнет работу XI Астанинский экономичес­кий форум, где на этот раз будут обсуждаться 11 глобальных вызовов мировой повестки и вырабатываться рекомендации по их решению. Предложенная тематика подразумевает глубокий и разносторонний экспертный подход, соответствующую глубину и высокий градус дискуссий.

Первый трек, выбранный для диалога мировой интеллектуаль­ной элиты, звучит как «Мир единой экономики». А главный вопрос одной из сессий организаторы сформулировали так: «Замедление мировой экономики. Тренд или аномалия?» Ответить на него в преддверии форума мы попросили главного научного сотрудника Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК, доктора экономических наук Вячеслава Додонова.

– Речь идет о том, что в последнее десятилетие мировая экономика замедляет развитие. Средние темпы роста мирового ВВП, по данным МВФ, составили 3,5%, и это ниже, чем фиксировалось в предыдущее десятилетие, – говорит эксперт, уверенный в том, что мы имеем дело вовсе не с аномалией, а трендом, который будет проявляться и дальше.

Замедление мировой экономики связано, по мнению эксперта, с несколькими явлениями. Во-первых, практически исчерпан потенциал роста в так называемом развитом мире. Соответствующие экономики имеют уже достаточно высокие абсолютные и относительные показатели размера ВВП, а чем выше база, тем сложнее от нее расти высокими темпами. Особенно сложно увеличить душевые размеры ВВП и другие показатели, поэтому рост развитых стран почти остановился.

– В последнее десятилетие он колеблется от 1% в государствах ЕС до 2,5% в США, которые, пожалуй, остаются наиболее динамично развивающимися. Но в целом экономика в развитых странах близка к стагнации. Особенно это видно по Японии и некоторым европейским государствам, – отмечает сотрудник КИСИ.

В течение последних двух десятилетий основным драйвером подъема мировой экономики был так называемый развивающийся мир. Прежде всего это Китай и Индия. Например, китайская экономика несколько раз показывала двузначные – более 10% – темпы роста.

– Но тут опять надо вернуться к эффекту отсчета. Когда-то китайская экономика была относительно невелика (2–3 триллиона долларов). При этом индустриализация и быстрый подъем внут­реннего потребления позволяли быстро расти от низкой базы. В настоящее время экономика Поднебесной достигла уже очень больших абсолютных размеров, по паритету покупательской способности ВВП Китая выше американского. И понятно, что такому гиганту уже трудно расти столь же интенсивно, – объясняет Вячеслав Додонов.

Таким образом, второй фактор, который обуславливает замедление в глобальном масштабе, связан с тем, что развивающиеся экономики стали большими и не могут расти такими же галопирующими темпами, как раньше.

Ну и, наконец, есть третий фактор, который условно можно наз­вать субъективным. Это фактор мировых финансовых кризисов. Они стали в последнее время гораздо более сильными и частыми, чем это было, скажем, в конце XX века. Сейчас такие потрясения случаются с периодичностью раз в несколько лет и длятся дольше, причем их последствия становятся все тяжелее.

– Например, кризис 2008–2009 годов привел к тому, что в 2009-м весь мировой ВВП сокра­тился, а это довольно редкая ситуация, ведь даже на фоне отдельных региональных проб­лем рост в других крупных экономиках обычно вытягивает общемировые показатели в плюс. Отрицательный рост мирового ВВП произошел на фоне мощнейшего финансового кризиса, который впоследствии получил название Великой рецессии, – поясняет экс­перт. – В 2014 году мы ощутили очередную волну кризиса, но уже на товарных рынках. Поскольку сырьевой сектор играет большую роль во многих странах, особенно развивающихся, то, разумеется, падение цен на нефть и ряд других товаров сильно ударило по экономикам, завязанным на неф­ти. Это касается и нашей экономики, российской, бразильской, канадской... Поэтому финансовые кризисы, которые становятся все чаще, это тоже фактор замедления роста.

Вячеслав Додонов полагает: все эти факторы будут действовать и дальше. К примеру, абсолютный размер крупнейших развивающихся экономик – Китая и Индии – становится все выше, а значит, им будет труднее показывать все более высокие результаты. Соответственно, темпы их роста будут замедляться с нынешних 7% до 6%, 5% и далее.

Кроме того, будут усиливаться финансовые кризисы. Экс­перт КИСИ уверен: в настоящее время мы стоим на пороге беспрецедентного по своим масштабам и разрушительному потенциалу кризиса, который начнется уже совсем скоро и будет связан с разрушением пирамиды госдолга развитых стран и другими финансовыми дисбалансами.

Это закономерный процесс, вызванный приближением к неким естественным пределам роста у ряда крупнейших экономик и все большей разбалансированностью мировой финансовой системы. Как известно, вся рыночная экономика строится на циклах, развиваясь волнообразно. Это естественное состояние для того типа экономики, в котором мы сегодня живем.

– В нулевые, в период бурного развития нефтяного сектора, когда цена барреля нефти выросла с 10 до 100 долларов, Казахстан, как и Китай, демонстрировал высокие темпы роста – порядка 10%. Но вообще, это аномалия, и повториться такое не может, – считает Вячеслав Додонов. – Средние темпы роста мировой экономики, по данным МВФ, колеблются в пределах 3–3,5%. К слову, в 2017-м мировая экономика выросла на 3,8%.

У сырьевой экономики, коей, несмотря на все усилия по диверсификации и модернизации, остается экономика Казахстана, есть и плюсы, и минусы. Обратной стороной является высокая зависимость от мировых цен на сырье. И мы по-прежнему будем зависеть от ценового фактора и даже еще сильнее, ведь если в 1990–2000 годах был еще и фактор физического роста объема добычи нефти, то сейчас он стабилизировался.

На вопрос, почему актуализировались рассуждения о единой мировой экономике, доктор экономических наук отвечает:

– В свете последних событий глобализация дискредитирует себя, мы наблюдаем откат от процессов глобализации и обратные явления. Мы становимся свидетелями торговых войн между США, с одной стороны, и Китаем и рядом других стран, с другой; санкционных войн между Западом и Россией, Западом и Ираном. Все это разделяет единую экономику, она начинает фрагментироваться. Мир стоит на пороге возврата к блоковому мышлению и разделению единого экономического пространства с относительно свободным перемещением товаров, капиталов, рабочей силы. Экономика становится инструмен­том в реализации внешнеполитических целей.

Поэтому такие площадки, как Астанинский экономический форум, особенно в его нынешнем трансформированном формате с глобальной повесткой, крайне важны и актуальны. Возможно, предстоящая дискуссия позволит взглянуть на современные тренды с иной, выгодной всем стороны.